Любовная любовь (мужчины)

вино

Пост будет посвящен любимым. Сегодня – любимым мужчинам.

Главное, что нужно знать: я вообще никогда не делала различий между полами. Мне всегда важен был человек. Его суть, его внутренности, вся это нейрохимия взаимоотношений.

В детстве я была тем еще пацаном. В попытке доказать мальчикам, что девочки – тоже сильные и интересные существа, я как-то полезла на дерево, и, оступившись на одной трухлявой веточке, добравшись почти до самой вершины ствола, грохнулась на асфальт. Дыхание перехватило, я лежала на асфальте, вокруг меня склонились парни, которые, казалось, тоже не дышали. У всех был шок. А я лежала такая распростертая на асфальте, с улыбкой до ушей и думала. Да, думала. О двух вещах сразу. «Какая нелепая смерть, – рассуждала я. – Прям под окнами бабушки. Мама меня убьет!». Вторая мысль была более позитивной: «Ну наконец-то они поняли, что девочки тоже ого-го!». Что было дальше, я уже не помню. Но все живы. С тех пор я шастала с парнями по гаражам, играла в снайпер, получала камнями по голове, подбирала бычки для них, ремонтировала велики и мотоциклы, задерживалась по ночам на улице. Социализировалась одним словом. И мама всегда знала, что я приду домой, полная впечатлений и рассказов о том, каким насыщенным был мой день. С пацанами всегда круто. До безумия.

Чуть позже организовалась во дворе у нас банда из девчонок. Попрыгать на резинке по-белорусски (кто-то и по-цыганки мог), во козлы поиграть, в девять камешков, вот это всё. Никакого криминала. Мы гуляли с мелкими, которых нам доверяли, лепили куличики в песочнице, расплачивались лопухами за камни-конфетки. А в подростковом возрасте неожиданно для всех возникла конфронтация: мальчики и девочки одинакового возраста захотели друг от друга чего-то большего, чем просто в квадрат мяч покатать. Мы-то девчонки простые, в лагерях пионерских бывавшие не раз, уже всё понимали. Мех, пух, корова, первые поцелуи, трепетные поглаживания по разным местам. Парни из двора почему-то проявляли свой интерес с помощью булыжников, ужасно обидных слов и каких-то нелепых игр во «взрослую любовь». Хорошо, что всё это было временно. Но мы у них многому научились, а они – у нас. И это чудесно.

В университете, конечно, каждый день был за год, а то и два. Огонь, вода, утро, вечер, ночь, зима, весна, водка, пиво, чипсы, вино, книги, конспекты, зачеты, экзамены, палатализации, Бродский, Ахматова, Мандельштам, студвесна, практика, фольклор, ааааа! Всё смешалось сами знаете где. Тогда мне важен был каждый человек. Вру. Не каждый. Каждый Человек. И без разницы, какого пола он был.

А теперь про любимых мужчин

Неожиданным образом в университете произошла моя встреча с первым любимым мужчиной. На самом деле, мы всегда были вместе. Просто не углублялись. А тут – последний год учебы – провальное выступление на посвяте для первокурсников, душа вопит от бешенства, потому что перфекционисты же. Мы вышли на улицу покурить. И ушли. За вином. Сначала одной бутылкой, потом второй. А потом мальчик-на тот момент еще-милиционер-хочет нас оформить в отделение, потому что спиртосодержащие напитки мы распиваем на детской площадке. Мы договариваемся отпустить нас, неразумных, и я на всю жизнь запоминаю фразу: «Вот, Машка, не было бы тебя, девочки, нас бы уже увезли, в матрасы закатали и по почкам бы били». И мы сменили место общения. На более оживленное почему-то. Купили еще бутылку вина в круглосуточном магазине. Открыли, только отхлебнули…снова кто-то целенаправленно в нашу сторону идет. С красной корочкой. «Такой-то такой-то, УБЭП». При разговоре (слава филологам!) выяснилось, что именно в тот день была какая-то учеба..рейд..кого-то там искали..Нам повезло 🙂 УБЭПовец увлекся нами, мы им, он сбегал за кофе в круглосуточный, и мы очень долго разговаривали. Тогда я узнала, почему «воров в законе» не сажают, а киллеров, которые выполняют их поручения, прячут за решетку. Надолго.

После винного соития у нас случились долгие разговоры-переговоры-метафизические разрывы шаблонов и оргазмы и..котики, которые, морщась под шерстью от холода, перебегали зимой от одной машины к другой, пытаясь найти тепло. А мы смотрели на них из подъезда. Со стаканчиком в руке. И молчали. И нам было тепло. И я надеюсь, что будет тепло еще очень долго.

Со вторым любимым мужчиной всё получилось неожиданно. У меня суеверия: всё случайное неслучайно. Но пока что так и происходит. Я же не всегда могу на это повлиять 🙂

Так вот. Мы работали вместе, сидели друг напротив друга, усердно трудились, иногда перекидывались смешными картинками, обсуждали что-то важное, курили опять же. Он ненавидел мои туфли, я любила его творчество.

А потом случилось горе, за мое присутствие в котором он ненавидит меня до сих пор, а я до сих пор не вижу ничего плохого в том, чтобы в сложной ситуации взять и просто обнять человека. Когда слов не хватает. И когда хочется выть и быть больше себя раза в три, чтобы образовалась воздушная подушка-прослойка – дышать, дышать, нужно чем-то дышать…

Помню, тогда я была в полнейшем оцепенении. Я не знала, что, как, где, почему, когда. Но уверенно и дерзко, как будто мне снова 13, я слала нах*й коллег, которым было абсолютно насрать на горе другого человека. У меня из всех щелей лился наипрекраснейший, глубоко искренний, слезный мат. Защитная функция, по-видимому. Но я ни разу не жалею вообще ни о чем.

После эмоционального соития на фоне горя у нас случилось много всего. И каждый момент ценен. Колбаска, вискарь, скамейка, успокаивающие объятия, слезы, эмоциональные переживания, такси с работы, разговоры про мужчин, женщин и детей, огороды, родители, совместные проекты, помощь друг другу, исчерпывающие взгляды, даже годовое молчание. Как-то это всё крепко, масштабно и, кажется, навсегда. Самое интересное, что в обоих встроена удивительная функция – запоминать всё. Слово в слово, дело в дело, поступок в поступок. Наверное, одновременно так сильно любить и ненавидеть могут только настоящие друзья. И да, это, пожалуй, лучшее, что могло когда-либо случиться с нами обоими, не так ли?

Мой третий любимый мужчина так редко видит меня, что наши встречи всегда наполняются каким-то могущественным смыслом. Мы как будто в дискурсе Вселенной общаемся. Именно он в первый раз сводил меня в бар «Скамейка» (он же бар «Ветерок»: к слову, это любая свободная скамейка в каких-нибудь кустах), поведал о том, где можно найти интеллектуально-прожженную публику, в компании которой можно познать удивительные вещи под определенной стадией опьянения. Ах, и да. В местах тех можно стать «хорошеньким» всего за 500 руб. Селедка, стопарик «Иднакара», бочковые огурцы, столики, как в советских закусочных, и – внимание! – зеркала по периметру заведения: можно с самим собой разговаривать.

После словесно-алкогольного соития у нас случились расстояния. Но не те, что у Цветаевой с Пастернаком. Нас не расклеить и не распаять потому что. Пусть он будет на Севере, а я – здесь. Но эти редкие минуты общения в соцсетях..эти фотографии вновь купленных книг и прелестные, тонкие, цинично-саркастические заметки обо всем на свете..просто ах!

Еще один мужчина, которого я уважаю и бесконечно люблю, тоже «вырос» из коллеги. Все-таки люди сходятся не просто по увлечениям и взглядам на жизнь, но и на волне бесшабашного юмора и профессионализма. А всё потому, что чувство юмора – оно же из книг и фильмов. Сразу понимаешь – агаааа, вот ведь огонь-человек! И понеслось 🙂

Человек так за меня переживает, что может написать под утро «синенький» и говорить обо мне. Только обо мне. Потому что волнуется, потому что надоело уже ему, видите ли, что я какая-то не такая «и вообще, Маша, сколько уже можно. Что ты хочешь от жизни??».  И я понимаю, принимаю, разговариваю. И даже наоборот не делаю. На самом деле, вообще ничего не делаю. Как он это терпит, я не знаю. Может, нас спасает крепость уз? Надеюсь, что так.

Существует еще один человек, любимый мужчина. Он молодой, добрый, умный и очень стеснительный. На самом деле – сложно это – говорить человеку, которого любишь (любишь, а не хочешь – это важно!), какие-то слова. Степень откровенности и обнажения велика настолько, что боишься обжечься или что тебя неправильно поймут. Еще же гендер этот..пфф!. Счастьем напитываюсь я от того, что могу позволить себе разговаривать с ним обо всем. Это так просто, так круто и так правильно. Чувствуешь себя живым. Действительно: работа, политика, сорта пива, психология семейных отношений, гопники, ЛГБТ, что угодно! Без прикрас. Без шепота. Во всю глотку. Трезво или пьяно.

После душевного соития у нас случилась поездка в город М. Было не очень удобно, но круто. Ночь, фонари, харакири за соседним столом. Никакого ты – мне, я – тебе. И самое ценное – то признание, когда тебя называют «одним из самых уважаемых людей в жизни». В твой собственный день рождения. Чего еще надо-то?

Очень важная часть для женщин моих любимых мужчин: мы не спим. Мы просто любим друг друга. И мы друзья. Вам, я знаю, сложно в это поверить. И что вообще за предубеждения по поводу того, что не бывает дружбы между мужчинами и женщинами? Всё бывает. Вот же оно.

И еще одно. Ребята, я вас люблю. Целиком и полностью. Такими, какие вы есть. Чью-то пьянящую туалетную воду, чью-то настойчивость, чью-то начитанность, чью-то иронию, чьи-то беспредельно-честные глаза, большие руки, умение разводить костер, чей-то профессионализм, юмор, чьи-то пьянки, чьи-то дома, чьи-то шарфики, ботинки, джинсы, очки, шариковые ручки, острый язык…

Всегда будет для вас место в моей жизни. Всегда. Спасибо вам.

 

P.S. Перечитала. Такое ощущение, что мы постоянно в состоянии нестояния находили друг друга. На самом деле всё вообще не так)

Расскажите друзьям

0

Любовная любовь (мужчины): 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *